Уроки Египта: есть ли конкурентные преимущества у древних цивилизаций

17.05.2023

Источник: ТАСС
shitovegypt

© AP Photo/ Amr Nabil

Все на свете боится времени, а время боится пирамид. Эта известная египетская поговорка не выходила у меня из головы в ходе недавней поездки на берега Нила. Пытаясь разглядеть в сегодняшнем Египте черты прежней державы-цивилизации — одной из древнейших и величайших в мировой истории, — я думал о том, дает ли это наследие стране и ее народу какие-то особые конкурентные преимущества в поиске ответов на проблемы и вызовы современности.

Вопрос не праздный, ведь и мы, как подчеркнул недавно президент Владимир Путин, считаем Россию "страной-цивилизацией, одним из самобытных, суверенных центров огромного многополярного мира". А настоящая цивилизация, видимо, по определению должна не доискиваться ответов на стороне, а сама их давать — себе и другим.

Превыше фараонов

Честно говоря, в Египте я какой-то особой крепости задним умом, обусловленной прежним величием, не заметил. Хотя, возможно, виной тому — проблемы с взаимопониманием в прямом смысле слова. Арабского языка я не знаю, а ожидания того, что в Египте чуть ли не все поголовно владеют английским, оказались сильно преувеличенными. Даже в профессиональных аудиториях люди в основном предпочитали общаться через переводчиков; в гостиницах же и на улицах в Каире и Александрии многие просто с извиняющейся улыбкой разводили руками.

В этом плане ситуация существенно отличалась от тех стран — Эфиопии, Танзании и ЮАР, — где мы с коллегами побывали ранее со своим медиапроектом, приуроченным к предстоящему в июле саммиту лидеров России и Африки в Санкт-Петербурге. Имеется в виду конкурс для африканских журналистов под девизом "Строим будущее вместе", организованный Ассоциацией экономического сотрудничества со странами Африки (АЭССА), Россотрудничеством и Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова при участии агентства ТАСС.

Одну из первых встреч в Каире мы проводили с руководством, преподавателями и студентами Академии управления имени Анвара Садата. Там проблем с общением, конечно, не возникало, тем более что на встречу пригласили прежде всего филологов и переводчиков. В академии уже работают департаменты английского, китайского и испанского языков; теперь такое же подразделение создается и для русского.

Кстати, при общении со студентами невозможно было не обратить внимания на то, что юная аудитория — пытливая и веселая — была в основном женской. Приятно было сознавать, что у сегодняшнего и завтрашнего Египта столь привлекательный улыбчивый образ. Собственно, это относится и ко всей Африке — самому молодому по составу населения континенту на нашей планете. Прежде всего именно это имеют в виду, когда говорят, что за Африкой будущее.

Что касается седой старины, один из опытных наблюдателей в Каире рассказывал нам, что современные египтяне политически и духовно ассоциируются прежде всего с арабским и мусульманским миром, но все же в известной мере чувствуют себя и наследниками фараонов. Он напомнил, как в 2021 году при официальном открытии Национального музея египетской цивилизации президент страны Абдель Фаттах ас-Сиси принимал на его ступенях "парад мумий", перемещавшихся туда из Каирского музея. Со стороны казалось, что перед национальным лидером, чей авторитет в стране непререкаем и чьи портреты мы видели повсюду, начиная с аэропорта, склоняются и прежние правители, включая Рамзеса II, официально именуемого Великим. Мероприятие получило известность как "Золотой парад фараонов".

Народ и армия едины

Действующие власти в Египте опираются прежде всего на вооруженные силы — крупнейшие в арабском мире. Как нам объясняли, силовики контролируют до 80% экономики: весь государственный сектор и часть негосударственного. Отношение к этому разное: от простых горожан мне доводилось слышать раздраженные рассуждения о том, что, мол, жизнь в стране стремительно дорожает, а власть, вместо того чтобы помогать неимущим, возводит новую административную столицу и развивает вокруг нее инфраструктуру.

Но при этом звучали рассказы и о том, что чуть ли не 70% населения страны имеет возможность покупать хлеб по продовольственным карточкам много дешевле себестоимости, а плата за проживание в приморских особняках в Александрии, превращенных в коммуналки, не повышается уже десятки лет. И бизнесмен Валид, с одной стороны, усмехался тому, что не может без согласования с военными даже перекрасить только что купленный собственный дом у моря, а с другой, утверждал, что сами военные вкалывают, в том числе и на стройках, не покладая рук. На его взгляд, лет за 20–30 нынешняя власть в Египте способна обеспечить "нормальные условия жизни" (чтобы, например, хотя бы туалет был "не один на 30 человек") большинству населения страны. Он также подчеркнул, что необходим всеобщий доступ к "нормальному образованию", без которого "ни о какой цивилизации не может быть и речи".

shitovegypt

© Ирина Мандрыкина/ ТАСС

Понятно, что и прямая функция силовиков — поддержание общественного порядка и безопасности — чрезвычайно важна, особенно в условиях нарастания финансово-экономических трудностей и порождаемого ими недовольства, которое, в свою очередь, создает питательную среду для экстремизма. В общем, по дипломатичному выражению одного из каирских знакомых, "некое консолидирующее военное начало [в общественной жизни] может быть востребовано".

Кстати, если даже считать военных некой привилегированной кастой или профессиональной корпорацией, то, во всяком случае, доступ в нее в Египте никакими сословными барьерами не ограничен. Я специально этим интересовался, и мне сказали, что "все военные училища в стране свои", во всяком случае на первой ступени, и попасть в них простому человеку "вполне возможно". Мне это напомнило известный советский лозунг: "Народ и армия — едины!"

С оглядкой на Запад…

В своей политике Каир вынужден жить с постоянной оглядкой на Запад, поскольку сильно зависит от него и по технологиям, и в последнее время особенно по деньгам. Напомню, что, например, в таких международных кредитных организациях, как МВФ и Всемирный банк, изначально заправляют США и ЕС.

О том, что Вашингтон не стесняется пользоваться своими рычагами влияния, свидетельствует непрерывный поток визитеров. Только за последние полгода в Египет из-за океана приезжали спикер нижней палаты Конгресса Кевин Маккарти, министр обороны Ллойд Остин, помощник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан и еще целый ряд чиновников рангом пониже. Регулярно наведываются в Египет и американские военные, прежде всего руководители профильного Центрального командования ВС США.

Кроме того, уже более 40 лет — со времени кемп-дэвидских мирных договоренностей — Вашингтон оказывает Каиру военную "помощь" в размере $1,3 млрд в год. По сути, эти деньги выделяются для оплаты закупок у американских компаний, т.е. по большей части остаются в самих США, но для Каира они все равно очень важны, и он внимательно следит за их бесперебойным поступлением. А у них есть и дополнительные условия: так, часть "помощи" может удерживаться Конгрессом США под предлогом несоблюдения Египтом правозащитных обязательств. Такое уже случалось, да и на оба своих так называемых Саммита за демократию администрация президента США Джо Байдена Каир не приглашала. Впрочем, по свидетельству осведомленных наблюдателей, со времени начала российской СВО в Донбассе упор Штатов на правозащитную риторику заметно ослабел.

...и с симпатией к России

В любом случае на Ниле понимают, что "помощь" дяди Сэма небескорыстна. "Да, Америка дает деньги, египтяне это знают, — сказала мне в Каире коллега-журналистка по имени Фатима. — Но они также знают, что это деньги под определенные обязательства, позволяющие дергать за веревочки (with strings attached)".

Само собой разумеется, что в Египте не любят прошлых завоевателей. В музейном комплексе всемирно известной Александрийской библиотеки нам наглядно показали, какие из сокровищ египетской цивилизации, когда и кем были украдены. Особенно усердствовали в этом деле, как известно, британцы, но возвращения своих ценностей египтяне добиваются не только от Лондона, но и от Берлина, Парижа, Нью-Йорка и других центров западной культуры. В разговоре на эту тему я спросил молодую девушку-экскурсовода, кто из былых грабителей особенно ненавистен ее соотечественникам, и она без тени улыбки ответила на безупречном английском: "Да все они!"

shitovegypt

© Ирина Мандрыкина/ ТАСС

А Россия, как известно, захватом и разграблением заморских колоний не занималась. Наоборот, всегда протягивала руку помощи тем, кто в ней нуждался. В том же Египте, как нам многие напоминали, с помощью советских специалистов было реализовано около сотни крупных проектов — от строительства Асуанской плотины, Хелуанского металлургического комбината и других промышленных предприятий до создания ряда подразделений Академии искусств, подготовки мастеров оперы и балета. В Каирской опере мы в первый же вечер по приезде смотрели замечательную, живую и яркую постановку "Дон Кихота".

И подобные примеры — не только в прошлом. Да, пожилые люди в ответ на вопрос о том, с чем у них прежде всего ассоциируется слово "Россия", как правило, вспоминают тот же Асуан и сотрудничество Гамаля Абдель Насера с Никитой Хрущевым. Но молодое поколение без запинки ссылается на строящуюся сейчас Росатомом АЭС "Эд-Дабаа". А это, между прочим, не только высокие технологии, но и кредит на более чем внушительную сумму $25 млрд, погашение которого начнется после ввода станции в эксплуатацию.

В том, что симпатии египтян на стороне России, мы в ходе поездки убеждались постоянно. На встрече в РЦНК в Каире председатель ассоциации выпускников российских и советских вузов Шериф Гед заявил: мол, мы Россию любим и один на один с коллективным Западом ее не оставим. Там же тележурналистка Ранда мне сказала по поводу событий в Донбассе, тщательно подбирая английские слова: "Я отдаю свой голос за Путина и хочу, чтобы он показал, как достичь победы". В центре политических и медийных исследований Al Hewar в дискуссии с нашей делегацией в формате круглого стола под председательством генерала Хамди Лябиба и с участием профессора-экономиста Нура Нада и других видных специалистов политолог Мохамед Фарид предложил объединить усилия для отражения информационных атак на Россию и Египет и перейти "от оборонительных к наступательным (from reactive to proactive) действиям" в информационном пространстве. 

Хотя, конечно, объективности ради надо признать, что мнения бывают разные. От одной из собеседниц я все же слышал, что, на ее взгляд, у России "никакая не цивилизация, а империя". Обольщаться по поводу того, будто "арабская улица" целиком и полностью на нашей стороне, нам все же не стоит. 

С точки зрения вечности

Среди личных впечатлений от поездки самое яркое — концерт в честь Дня Победы в Российском центре науки и культуры в Каире со вступительным словом посла РФ в Египте Георгия Борисенко и выступлениями школьников, включая щемящую инсценировку песни Булата Окуджавы "Ах, война, что ж ты сделала, подлая…". Для египтян Вторая мировая ассоциируется прежде всего с битвами 1942 года при Эль-Аламейне, но соотечественники свято хранят память и о 9 мая; когда смуглянки в хиджабах поют по-русски о Катюше или журавлях, это врезается в память.

Греют душу и воспоминания о храмах в честь Девы Марии, и путешествия Святого семейства в Египет. А ещео новых друзьях и бюсте Юрия Гагарина в Египетском космическом агентстве, и об изумительном изумрудном море под Александрией, и о снующих по улицам этого города наших "Ладах", которые для меня в силу возраста остаются "Жигулями", — местных такси, раскрашенных в желто-черные цвета.

shitovegypt

© Ирина Мандрыкина/ ТАСС

А что я в итоге так толком и не додумался до того, какие еще измерения, помимо исторического, должны входить в понятие "страна-цивилизация", так и бог с ними, с теориями. Будет еще время покопаться, тем более что мне теперь известно имя португальца Бруно Макаэша, которого на Западе считают одним из главных популяризаторов данной концепции. Например, в январской статье для журнала Time тот противопоставлял цивилизационный подход голому национализму и описывал его как "упражнение в политической рациональности, попытку обустроить общую жизнь вокруг принципов, выражающих наше фундаментальное отношение к правде, окружающему миру и друг другу". "Идея выстраивания государства вокруг особой цивилизации все больше продвигается по всему миру, — утверждал Макаэш, ссылаясь для примера на Турцию, Израиль, Индию и Китай. — Она соотносится с кризисом либерализма как универсальной программы политической и общественной жизни".

С точки зрения вечности какие-то вещи и должны, наверное, оставаться для нас не до конца понятными, будоражить наше воображение. Не случайно ведь египетский сфинкс, для которого и древние римляне были всего лишь очередной ордой завоевателей, уже несколько тысячелетий хранит свои тайны у подножия пирамид. Как говорил классик другой великой древней державы-цивилизации, трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.