Внимание на Африку. Об экономических перспективах РФ на южном континенте

18.08.2021

Источник: ТАСС

Идея о том, что России необходимо искать и находить новые модели экономического роста, далеко не нова. Эта тема неоднократно обсуждалась, в том числе и на самом высоком уровне еще до начала затянувшейся волны экономических неурядиц в стране и в мире. История России достаточно явно указывает на то, что серьезные преобразования в ней зачастую носят вынужденный характер. Однако это не отменяет отсроченного позитивного результата.

В настоящее время становится очевидным, что очередная попытка интеграции России в экономику объединенной Европы на равных условиях вновь может оказаться неудачной. В качестве объективного препятствия для этого выступает затянувшийся и уже устоявшийся режим внешних санкций в отношении РФ со стороны коллективного Запада. Дополнительным барьером в ближайшие годы должна стать европейская климатическая инициатива по введению механизма трансграничного углеродного регулирования. Свою негативную роль играет и пока непобежденная глобальная вспышка COVID-19. Вирус послужил неожиданным мощным тормозом для мирового экономического роста и торговли.

По итогам 2020 года Евросоюз остался крупнейшим внешнеторговым партнером РФ с долей 38,5% товарооборота на сумму $192,4 млрд. Вместе с тем пик внешней торговли России с ЕС был пройден еще в 2013 году. Тогда объем товарооборота между странами достиг $417,7 млрд, что вдвое больше результата минувшего года.

Поворот на юг

В текущих сложных условиях Россия в очередной раз вынуждена обратить внимание на так называемые страны третьего мира. Исторически так обозначались государства, которые не принимали прямого участия в холодной войне между социалистическим содружеством и капиталистическим блоком. По ряду объективных причин относящиеся к указанному классу государства отставали по уровню экономического развития от мировых лидеров. Это в значительной степени характерно для них и сейчас.

Вполне логично, что Россия вновь вынуждена демонстрировать политический и экономический крен в сторону таких регионов мира, как Азия, Африка и Латинская Америка. При разговоре о перспективных внешних рынках для России обычно речь идет про такие государства, как Индия и Китай. При этом Африканский континент нередко незаслуженно обходится вниманием — суммарное население Африки сейчас приближается к 1,37 млрд человек. Для сравнения: численность населения Индии оценивается в 1,38 млрд, а Китая — в 1,44 млрд. Это практически сопоставимые цифры и во многом сопоставимые рынки.

Кроме того, многие африканские страны относятся к числу мировых лидеров по темпам прироста населения. Разница заключается в том, что Африка остается самым бедным регионом мира по среднему уровню благосостояния домохозяйств. Однако это не отменяет долгосрочной тенденции к росту общего уровня благосостояния населения в мире. Так или иначе, но Африка представляет собой большой и очень перспективный рынок. Он не относится к премиальным. Но зато он и не столь притязателен к качеству продукции и к экологичности процесса ее производства.

Очевидно, что развитие экономического сотрудничества России со странами Африки необходимо строить на уже существующем фундаменте. Дополнительные объемы внешней торговли не появятся сами собой на пустом месте.

Что уже имеем?

Самая свежая статистика по внешней торговле от Министерства экономического развития РФ указывает на ряд африканских стран-лидеров по двустороннему торгово-экономическому сотрудничеству. К их числу относятся Египет, Марокко, Мозамбик, Нигерия (первая по численности населения страна Африки с населением порядка 210 млн человек), Судан, Эфиопия (вторая по численности населения страна Африки с населением более 100 млн), ЮАР (самая экономически развитая страна в Африке).

Конечно, это не полный список, поскольку на Африканском континенте насчитывается 54 государства. Однако взгляда на торговлю с названными странами вполне достаточно для понимания характера текущего и перспективного экономического взаимодействия с указанным регионом.

Египет занял 26-е место среди внешнеторговых партнеров России по товарообороту в 2020 году с объемом взаимной торговли $4,54 млрд. Здесь и далее я указываю процентные доли отдельных товарных групп в стоимостном выражении экспорта/импорта. Из России в эту страну поставляются пшеница и меслин (смесь пшеницы и ржи)— 44,7%, оружие и боеприпасы — 12,3%, медь и изделия из нее — 7,7%. Основными импортными товарами выступают цитрусовые — 35,4%, картофель — 14,3%, лук и чеснок — 8,3%, виноград — 5,5%, электрические машины и оборудование — 5,2%. Как мы видим, из Египта в Россию рентабельно завозить не только цитрусовые, но и производимый в РФ картофель.

Королевство Марокко по итогам минувшего года вышло на 63-е место среди внешнеторговых партнеров России по товарообороту, который составил $1,2 млрд. Ключевой статьей российского экспорта в эту страну выступают минеральные продукты (каменный уголь, нефть, нефтепродукты) — их доля в стоимостной структуре составила 63,2%. Кроме того, из России в Марокко поставляется продукция химической промышленности (19,4%), а также продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (12,6%). Из африканской страны в Россию традиционно поставляются цитрусовые — 33,9%, текстиль, готовая одежда и обувь — 36,3%, томаты — 13,5%.

Казалось бы, структура товарооборота между РФ и Марокко соответствует расхожему представлению об Африке как об отсталом в промышленном плане регионе. Но не стоит забывать, что до 2020 года в РФ поставлялись автомобили марки Renault, собиравшиеся на заводе именно в этой стране. Кроме того, в Марокко существуют достаточно мощные промышленные кластеры по производству электронных компонентов и электронной техники, а также деталей для сборки авиационной и космической техники. Очевидно, что текущие масштабы сотрудничества РФ и Марокко в технической сфере оставляют пока желать лучшего.

К слову, в 2018–2019 годах неоднократно выходили сообщения о планах российской "Группы ГАЗ" по запуску на территории Марокко производства коммерческих автомобилей, ориентированного на указанную страну и на соседние государства. Возможно, этим планам помешала пандемия коронавируса.

Довольно скромный внешнеторговый оборот России с Республикой Мозамбик составил $120,7 млн по итогам 2020 года. В эту страну из РФ преимущественно поставляются все те же пшеница и меслин — 86,3%, а также азотные удобрения — 7,6%. Ключевой статьей импорта в Россию являются табачное сырье и табачные отходы — 96,4%. Указанная структура двусторонней торговли соответствует аграрному характеру экономики Республики Мозамбик. Вместе с тем стоит отметить, что в стране налажена добыча угля, но у России нет в нем потребности.

Объем товарооборота России с Нигерией в 2020 году составил $461,4 млн. При этом годовое положительное сальдо внешней торговли с указанной страной составило $385,8 млн. Основными статьями экспорта в Нигерию стали пшеница и меслин — 48,9%, нефть и нефтепродукты — 10,2%, калийные удобрения — 9,2%, полуфабрикаты из железа и нелегированной стали — 6,5%. Ключевым импортным нигерийским товаром для России выступает какао и продукты из него — 83,7%. Вторым заметным объектом импорта из указанной страны является растительное сырье для парфюмерии, фармации — 7,5%.

По-видимому, крупное положительное сальдо внешней торговли РФ с Нигерией отражает тот факт, что ключевой статьей нигерийского экспорта выступают нефть и нефтепродукты. Вместе с тем экономика Нигерии не замыкается только на экспорте углеводородов. Указанная страна — лидер своего континента по величине номинального ВВП.

Тем временем Судан занял 82-е место среди внешнеторговых партнеров России по товарообороту в 2020 году. Объем торговли с указанной страной составил $374,49 млн с относительно крупным положительным сальдо. Основные экспортные товары: пшеница и меслин — 75,6%, подсолнечное масло — 15,6%, летательные и космические аппараты военного назначения и их части — 5%. Главным импортным товаром стал природный шеллак — 73,3%. Другой значимой статьей импорта стали некоторые виды энергетического оборудования, в основном проходящие по процедуре реимпорта, — 19,5%. Считаю, что это не является показательным фактом в плане структуры импорта.

Внешнеторговый оборот России с Эфиопией в 2020 году составил всего лишь $49,1 млн. К числу ключевых экспортных товаров относятся пшеница и меслин — 41%, а также металлопрокат — 12%. Основными импортными товарами стали кофе — 69,5% и фасоль — 9,2%. В целом это отражает тот факт, что Эфиопия остается небогатой даже по африканским меркам сельскохозяйственной страной.

К числу относительно крупных внешнеторговых партнеров РФ на Африканском континенте относится ЮАР с оборотом взаимной торговли по итогам 2020 года $980,6 млн. В ЮАР из России поставляются пшеница и меслин — 39,9%, сырая нефть — 14,5%, удобрения — 12,7%, металлопрокат — 8,3%. Из ЮАР в Россию импортируются цитрусовые плоды — 24,1%, руды и марганцевые концентраты — 19,5%, яблоки, груши и айва — 12,6%. Еще одна заметная статья импорта — это автомобили. Возможно, это кого-то удивит, но некоторые модели премиальной марки Mercedes-Benz поставляются в РФ из ЮАР.

Сырьевая экспансия

Приведенной статистики более чем достаточно для того, чтобы понять, что ключевым российским экспортным товаром на африканском направлении выступает пшеница и меслин (смесь мягкой пшеницы и ржи для выпечки серого хлеба). Видными статьями экспорта являются нефть и нефтепродукты, удобрения, а также металлопрокат и металлоизделия. Основная статья импорта из Африки в Россию — различного рода сельскохозяйственная продукция, в основном, по российским меркам, экзотическая.

Таким образом, торговля РФ со странами Африки носит преимущественно сырьевой характер по вполне объективным причинам. Если же говорить про высокотехнологичные товары, то представителей указанного континента в основном интересуют поставки оружия, но не мирной продукции. Согласно приведенным в СМИ оценкам, более 20 африканских стран закупают вооружение в России.

Вместе с тем в начале текущего года один из представителей Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) заявлял о том, что годовой объем российского военного экспорта в страны Ближнего Востока и Северной Африки составляет не менее $6 млрд. Часть от указанной суммы представляется слишком скромной цифрой для того, чтобы делать погоду при торговле России с целым континентом.

С другой стороны, попытка сделать из России вторую мировую фабрику по образцу Китая, скорее всего, обречена на провал. Очевидно, что на макроэкономическом уровне имеет смысл не пытаться копировать чужой успех, а максимально использовать имеющиеся конкурентные преимущества страны. Например, текущие успехи России в экспорте отдельных зерновых культур прямо обусловлены ее климатическими особенностями. Очень перспективным смежным экспортным направлением способна стать нарождающаяся отечественная отрасль производства органических продуктов. Вероятно, РФ сохранила весомый потенциал и для будущего коммерческого успеха в биотехнологической отрасли. Недавний опыт показал, что в стране имеется несколько предприятий, сумевших в сжатые сроки разработать ряд вакцин от COVID-19.

Возвращаясь к вопросу о перспективах переориентации российского экспорта с европейского направления на африканское, отметим, что это возможно лишь отчасти. В настоящее время Африке не нужно завозить извне столько нефти, нефтепродуктов и природного газа, сколько потребляет Европа. Кроме того, Африка не лишена собственных запасов углеводородного сырья. Напомним, что, согласно текущим оценкам, Россия обладает рентабельными для разработки запасами нефти на срок порядка 19 лет. Не будем забывать и о том, что РФ выступает на мировой арене как один из лидеров по добыче нефти, но не по ее запасам. В данном случае мы опять возвращаемся к вопросу о необходимости нахождения новой модели экономического роста страны.

Рискнем предположить, что одной из таких моделей способно стать создание класса мощных транснациональных добывающих предприятий. Вполне вероятно, что это будут компании с государственным участием и с государственной поддержкой на внешнеполитическом уровне. Преимущество такого сценария заключается в том, что он не требует радикальной перестройки сложившейся структуры отечественной экономики.

Собственно говоря, мы наблюдаем зачатки такой модели "сырьевой экспансии" уже в настоящее время. Российские нефтяные компании давно не ограничиваются добычей и переработкой только на территории РФ. Например, ГМК "Норильский никель" является участником совместного предприятия по производству никелевого концентрата в ЮАР и завода по переработке сырья на территории Финляндии. Алюминиевая компания "Русал" в настоящее время работает в 13 странах на пяти континентах. Алмазодобывающая компания "Алроса" принимает участие в разработке кимберлитовой трубки Катока в Республике Ангола.

Этот список можно продолжать. Но в целом надо признать, что Африканский континент, несмотря на разные сложности, предлагает весьма перспективные возможности для развития в указанном направлении.